Сайт знакомств Ульяновска. Найди свою любовь вместе с нами. Знакомства Ульяновск и Ульяновская область.
В браузере выключен JavaScript. Пожалуйста, включите его. Как это сделать.

Поиск по тегам

Например: мамба, юмор

Самое интересное в дневниках

Часть третья - Глава 3

Глава 2 

Сёстры. Хмурое утро 

На праздники собирались обычно у второй сестры, у Ольги Евграфовны, в так называемом охотничьем домике, который она как глава поселковой администрации построила для приёма высоких гостей. Собственно, “охотничий домик” представлял собой небольшой рекреационный комплекс и числился на балансе администрации как санаторий-профилакторий для трудящихся. Естественно, ферма сестры еще

Глава 2 

Сёстры. Хмурое утро 

На праздники собирались обычно у второй сестры, у Ольги Евграфовны, в так называемом охотничьем домике, который она как глава поселковой администрации построила для приёма высоких гостей. Собственно, “охотничий домик” представлял собой небольшой рекреационный комплекс и числился на балансе администрации как санаторий-профилакторий для трудящихся. Естественно, ферма сестры Татьяны оказывала официальную благотворительную помощь этому поселковому заведению.  

Справедливости ради надо сказать, что предприятие Татьяны Евграфовны, старшей из сестёр, помогало не только профилакторию бордельного типа, но и поселковой амбулатории, и школе, и садику. Иногда и адресную помощь оказывало - больным старухам или детишкам обнищавших родителей. Впрочем, нищих в посёлке становилось всё меньше и меньше: жители работали на ферме или своё хозяйство держали, а алкоголиков могучие сёстры прижимали к ногтю - либо просыхай и начинай работать, либо вали из посёлка. Было время, когда одна за другой горели “от неисправной проводки” хибарки местных алкашей - опустившихся, живших в свальном грехе, наплевавших на собственных детей или издевавшихся над ними. К счастью, во время пожаров детишки либо находились в детских учреждениях, либо в амбулатории на медосмотре, либо в поселковой администрации на раздаче благотворительных подарков с игрушками. Алкашей-погорельцев поселяли в так называемую резервацию - в барак на окраине, числившийся многоквартирным домом, а их детишки передавались в ведение органов опеки. Сестра Наталья одно время поработала в этих органах, сохранила там прочные связи и теперь следила за будущим детей. Хороших детей старались, насколько возможно, на сторону не отдавать, - они приносили в семьи опекунов и приёмных родителей не только деньги, но и весомую помощь в хозяйстве. 

...Это Рождество выдалось чисто семейным: высокие гости, гульвасившие в “санатории-профилактории” после Нового года, были накануне благополучно загружены в машины и отправлены восвояси, с всеми бл@дьми и подарками. Так что в домик съехались только свои: сами сёстры, семьи их детей, мужья Татьяны и Ольги. (Ирина Евграфовна, ныне директор школы, никогда не была замужем, а Наталья давно овдовела.)  

Дочки и невестки с раннего утра метались из кухни в обеденный зал, молодёжь мужского пола настраивала аппаратуру, внучата репетировали свои концертные номера и экстренно разучивали общую песенку под руководством пока ещё адекватного Поскрёбышка. 

А на втором этаже, в "конференц-горнице", как её здесь называли, держали совет три сестры. Ольга пока что не приехала, она отдыхала после церковного рождественского богослужения, которое, как глава администрации, считала своим долгом отстоять от начала до конца. Татьяна, которой было уже за шестьдесят, ушла из церкви пораньше. Ирина и Наталья в храм захаживали крайне редко. На самом деле, все сёстры тайно принадлежали к одному из согласий Старой веры. Тут они шли по стопам своих родителей и, кроме спасения души, это давало им возможность время от времени прибегать к помощи влиятельных единоверцев. Как ни удивительно слышать это в наши дни, но староверы есть и в самых высоких верхах, и даже в силовых ведомствах. Своих они поддерживают и продвигают, -  с полным сохранением тайны, в том числе и тайны вкладов. 

(А вы говорите: тамплиеры и розенкрейцеры!) 

Сухощавая Наталья Евграфовна, поправив свои чёрные, и без того гладко зачёсанные волосы, отставила чашку с чаем и повела тревожный рассказ: 

-Встретила в городе Мишку Федулова. Из больницы выходил. Я к нему: “Какими, - говорю, - судьбами? Уж не заболел ли кто?” Смотрю, он мнётся, жмётся: “Батя, мол, прихворнул”. “А что с батей?” “Да, - говорит, - воспаление лёгких на морозе прихватил”. 

-Коля Федулов, получается, в больнице? - уточнила фермерша Татьяна. Федуловское хозяйство в соседнем районе было одним из её основных конкурентов, и, хотя рынки сбыта они благополучно поделили, хотя предприятия иной раз даже помогали друг другу, но всё равно приходилось держать ухо востро. 

-В больнице, Тань, в больнице. Слушай дальше. Я кинулась в справочную: “Как состояние Федулова Николай Фёдорыча, в какой палате лежит?” А он, девчонки, в реанимации, оказывается. Я сгоняла к машине, взяла сырку, сальца, бутылочку - и к главной сестре, к Раечке. Ну, знаете вы её, - кума Люськи Самсоновой. 

-А! - вспомнила Татьяна. Ирина тоже закивала. 

-Никакое у Кольки не воспаление - допился до этого... ну, отчего пьющие артисты-то умирают... с поджелудочной железой... 

-Панкреатит, что ли? - уточнила Ирина. Она была директором школы и преподавала химию и биологию. 

-Похоже, но как-то по-другому называется, когда совсем хреново. 

Ирина сокрушённо покачала головой: 

-Вроде Колька никогда до такой степени не увлекался алкоголем. - В слове “алкоголь” она сделала ударение на первом слоге. Так звучало более научно. 

Татьяна же сразу насторожилась, вся подобралась. Она догадалась, к чему клонит Наталья. Это был уже не первый тревожный звоночек от предпринимателей их отрасли. 

-Натаха, рассказывай побыстрее, пока Ольки нет. Не будем её сегодня тревожить. Она у нас что-то расклеилась за эту неделю, фельдшерицу вчера вызывала после отъезда этих... любителей сауны, - плечистая дородная Татьяна повела рукой в сторону гостевых номеров “профилактория”. 

-Ой, - подхватила Ирина, - они тут такой вертеп устроили!  

Татьяна сделала правой рукой останавливающий жест в сторону Ирины, а левой рукой как бы пригласила Наталью продолжить рассказ, - словом, привычно дирижировала. 

-Я поехала к Федуловым, - послушно продолжила свою партию Наталья Евграфовна, - и от людей узнала, что на их хозяйство наложен арест. Якобы они незаконно используют угодья бывшего совхоза. 

-Да не может такого быть! - возмутилась Татьяна.  

-Никак не может быть, ерунда на постном масле, а сигнал поступил, идёт разбирательство, имущество арестовано. 

-Всё имущество? 

-Всё - не всё - какая разница? Дело-то понятное. Колька и запил вчёрную. 

-Ещё бы! Всю жизнь они с Любкой угрохали на это хозяйство. 

-Так он, может вправду нахапал земли? Дыма без огня не бывает,- встряла педагог Ирина. 

Наталья Евграфовна возмущённо глянула на неё. 

-Ир, а ты права насчёт дыма, - задумчиво сказала фермерша. - Так. Сегодня отдыхаем, Ольге пока ничего не говорим. Завтра с утра, Наташ, разведай, с какой стороны дымком-то тянет.  

-Дак уже! Не местные тут замешаны, Таня, не местные, - вот в чём дело-то! 

Татьяна приподняла бровь: 

-Даже интересно, кому это понадобилось такое сраное дело, как фермерское хозяйство в богом забытой Чувашии? Кому захотелось в нашей землице да в навозе покопаться?.. Что ж, посмотрим. Так. Ладно. Завтра мы с Петровичем начнём проверку документов. Натаха, как соберёшь информацию, поможешь мне с реестром. И хорошо бы как-то активы наши обезопасить...  

По деревянной лестнице затопали детские ножки. 

-Бабушки! - заорала неожиданно мощным хриплым голосом завитая и подкрашенная малышка в розовом платье, - Кушать подано. Садитесь жрать, пожалуйста! 

Хриплая кроха старательно выговорила слова “жрать” и “пожалуйста” и затопала вниз по лестнице. 

-Это кто же научил ребёнка таким словам?! - возмутилась Ирина Евграфовна.  

По лестнице поднялся хитро улыбающийся Поскрёбышек и повторил приглашение: 

-Пора, девчата, все уже за столом, Ольга приехала. 

-Серёж, - спросила его фермерша, - а где твои акции? 

свернуть

Олеся и Алиса

Очередная история из жизни… Кто прав в ней, кто виноват – решить сложно, ведь люди везде как люди. Итак, Олесе было 18 лет, а Андрею 23 года, когда обнаружилось, что девица залетела. Молодые, быстро подобрав свадебное платье «поширше», сыграли свадьбу и стали жить в коммунальной квартире жены.

Мать новоиспеченного еще

Очередная история из жизни… Кто прав в ней, кто виноват – решить сложно, ведь люди везде как люди. Итак, Олесе было 18 лет, а Андрею 23 года, когда обнаружилось, что девица залетела. Молодые, быстро подобрав свадебное платье «поширше», сыграли свадьбу и стали жить в коммунальной квартире жены.

Мать новоиспеченного мужа долго не принимала этот брак, так как хотела, чтоб сын женился на дочери ее знакомого хирурга, кстати сказать, очень известного в Москве. Но какой сын будет слушать мать? Через три года у Андрея и Олеси уже было двое сыновей. Все это время она не унималась и проклинала выбор сына, а хорошеньких и умных детей называла недоразвитыми выродками. В последствии ей, наверное, было очень стыдно за свои словесные выхлесты, а, может быть, и нет.

Прошло пятнадцать лет. Семья так и жила в коммунальной квартире, потому что их заработки не позволяли решить жилищный вопрос. Отсутствие отдельного жилья у нас в стране – основная причина разводов, вторая причина – «умные родственники», третья – пьянство, четвертая – измены. Эта семья собрала весь букет несчастий! Андрей стал подбухивать с соседями по коммуналке, которые часто устраивали шумные застолья. Он совершенно не умел пить, к тому же был тощим мущинкой с хроническим гастритом. Жена Олеся постепенно охладела к пьянчужке и, выражаясь простонародно, перестала давать.

У соседей была тридцатидвухлетняя дочка Алиса - крупная, высокая женщина, шведского типа. Я таких называю «Зена - королева воинов!». Мощные ляжки, мощные груди, довольно заметный спасательный круг на животе, рост метр восемьдесят, шикарные светлые волосы, приятные черты лица и фатальная невостребованность у мужчин. В молодости, пока ее филей был стройным, за ней жарко и пафосно ухаживал один грузин, но замуж она почему-то так и не вышла... Ну, а после тридцати это стало уже невозможно.

Далее события стали развиваться банально и пошло. Спуталась королева воинов с пьянчужкой, пока его жена была с сыновьями на даче. И стал Андрей жить на два фронта: жену с детьми содержать, а с Алиской спать, где попало - то в парке, то в гостинице, то у друзей, а то прям в ванной комуналки.  Жене было абсолютно по барабану, и она закрывала на кухонное «лядство» глаза. Родители Алисы видели все и офигевали от происходящего, но не вмешивались – и стыдно, и грешно, и дочь жалко.

А вот Алиса переживала страшно! Ревность раздирала ее сердце и, лежа в своей кровати за тонкой стенкой коммунальной квартиры, она прислушивалась – уж не изменяет ли ей Андрей с женой? На нервной почве она еще больше отожрала ляжки и спасательный круг, отшила всех возможных мужчин, и всю свою женскую энергию кинула на соблазнение своего ненаглядного Андрея, ведь у них такая драматическая любовная линия, с которой не сравнится даже мексиканский сериал!

Любил ли тот Алису? Ну, конечно же, нет. Он просто решил проблему отсутствия секса с ближайшей самкой на прилежащей территории, была бы другая дочь – трахал бы другую. Это было удобно, бесплатно и вполне приятно. Так прошло три года, и в какой-то момент ситуация стала вовсе невыносимой - даже сыновья Андрея стали замечать неладное. Супруги, наконец, изъяснились, и особо не ругаясь, развелись по-тихому. Он собрал вещички и съехал к матери, которая почему-то стала резко ему не рада, а бывшую невестку стала привечать и навещать.

Олеся осталась с двумя сыновьями, но уже через пару лет вышла замуж по большой любви за мужчину с огромным сердцем, и не менее огромной квартирой. Он принял ее детей как своих, а в ней и вовсе души не чаял!

Андрей, хоть и стал свободным, аккуратно слил Алису. Сначала врал, что не получил развода, а потом сказал, что просто не готов начинать все сначала. Но если он так нравится ей в постели, то готов иногда с ней встречаться, гулять в парке и даже дарить подарки, но официально жениться не будет. Детей новых заводить - тоже нет сил, ведь следующим летом сорок пять стукнет.  Что значит, что ей теперь делать? Мужика найти нормального и родить уже, а то тридцать шесть лет на носу, а замужем так и не была...

свернуть

Только в бане имеет смысл менять шило на мыло.

Чем хороша баня? лёгким паром? - нет, вкусным пивом? - нет, сладкой водкой  с закусоном? - нет. Баня по настоящему хороша хорошеё компанией. И не спорте.

Чем хороша баня? лёгким паром? - нет, вкусным пивом? - нет, сладкой водкой  с закусоном? - нет. Баня по настоящему хороша хорошеё компанией. И не спорте.

Часть третья - Глава 1

Глава 1

Взрослые мальчики

Настя ещё в школьные и студенческие годы пописывала в местные издания заметочки, статейки и репортажики. В основном, о культурных мероприятиях, которые она почтила своим присутствием, а также о проблемах молодёжи. Одно время она хотела стать настоящей журналисткой, но её профнепригодность проявилась быстро и беспощадно. Как выразился еще

Глава 1

Взрослые мальчики

Настя ещё в школьные и студенческие годы пописывала в местные издания заметочки, статейки и репортажики. В основном, о культурных мероприятиях, которые она почтила своим присутствием, а также о проблемах молодёжи. Одно время она хотела стать настоящей журналисткой, но её профнепригодность проявилась быстро и беспощадно. Как выразился один из её наставников: “Такие прямые вопросы имеют право задавать только Познер и Гордон, но не ты, девочка, определённо не ты!” Писклявое Настино “А почему не я?!” было им надменно проигнорировано.

Тем не менее, после участия этой бойкой девицы с пышным (тогда ещё) бюстом в каких-то мероприятиях какого-то регионального отделения не какой-то, а главной политической партии страны, Настю приняли в Союз журналистов и наградили Почётной грамотой. Само существование в наше время подобных наград очень удивило новоявленную акулу пера, но её бабушка повесила грамоту в рамке над телевизором. Это комнатное украшение очень гармонировало с фильмами из рубрики “Наше старое кино”. 

И сейчас Вано поручил Насте играть роль журналиста, чтобы собрать информацию о наиболее крупных и успешных фермерских хозяйствах в разных регионах. Через своего отца, бывшего МВДшника, а ныне медиамагната, Руслан снабдил Настю вообще железными сопроводительными документами - не подкопаешься ни с какого бока.

Настя с удовольствием моталась по стране, верой и правдой служа своему божественному начальнику. Вано дал ей чёткие критерии и инструкции, по которым следовало оценивать истинные ресурсы фермерских хозяйств, вычислять, какие тайные силы реально стоят за прибыльным бизнесом, какие проблемы существуют внутри и вовне предприятия, если дело загибается. Разумеется, аналитику проводил он сам, Настя лишь чётко исполняла инструкции, возникала там, где её не ждали, задавала каверзные вопросы (и руководителям, и разнорабочим) и немедленно сбрасывала полученные сведения Вано. Дважды её пытались остановить, уничтожить информацию, серьёзно угрожали ей самой, но у Насти была тревожная кнопочка напрямую к Руслану. Плюс хорошая аппаратура позволяла ей вести и транслировать непрерывную запись во время сложных интервью и “нештатных ситуаций”. Незамедлительно при любой попытки наезда на “корреспондента” следовал звонок из Москвы, из серьёзной организации, и пока что командировки Насти заканчивались тихо-мирно. Она даже не сознавала всей опасности своего сельскохозяйственного шпионажа. А её шефы готовы были легко пожертвовать храброй и настойчивой пешкой ради... Да что, в самом деле?! Идея была у них была отличная, а цель - самая что ни на есть благородная, способствующая подъёму малого бизнеса в сельском хозяйстве и повышению здоровья нации. 

Вано пока увлекал сам процесс игры, Руслан просто рад был поучаствовать в любом кипеше, а Артём уже вёл переговоры с владельцами торговых сетей “Крылечко” и “Раздолье”. Раздольевцы были на грани банкротства, а вот “Крылечко” заартачилось. Дела у него шли неплохо, и владельцы сами подумывали о поглощении незадачливого “Раздолья”. 

-Давайте поговорим с нашими уважаемыми па-тро-на-ми, - на очередном совещании Артём обвёл холодным медленным взглядом своих компаньонов.

-Какими патронами? - удивился Руслан.

-Я имею в виду отцов, - пояснил Артём, - Вано, твой папа, разумеется, не в счёт. Он, конечно,  эксперт в своей области, - я имею в виду лёгкую промышленность...

-Лёоооогонькую промышленность, - издевательски подхватил Руслан, не забывший своего унижения на открытии салона Натали.

-...но в наших делах помочь не сможет, - продолжил Артём.

-Я предпочитаю работать самостоятельно, а не под прикрытием папочки, - заявил Вано. 

-Это весьма по-хваль-но, - голос Артёма звучал размеренно и надменно, - но пока что влияние твоё в деловом мире невелико. 

-Хоть и небольшое пока, но это моё влияние, а не папочкино, - перебил Вано.

-Дорогой наш светоч  ме-не-джи-рин-га, мы не интернет-проект запускаем, типа дистанционных курсов анального секса для пожилых домохозяек. Мы играем во взрослые игры со взрослыми людьми. А за каждым таким взрослым игроком стоят примерно пять ещё более взрослых, и нам, активной твор-че-ской молодёжи, без хорошей поддержки - никуда. И в группе поддержки у нас должны быть самые аксакалистые сэнсэи, такие, как наши с Русланом отцы.

-Мой отец давно в теме, - сказал Руслан.

-А мой пока не включился. Но он готов рассмотреть наш бизнес-план, - выложил Артём свой козырь. 

Влиятельный депутат, отец Артёма, в представлении Вано был похож на обоюдоострый меч: страшен для противников, но может порезать и своих. Депутат готов был снабдить новорожденную компанию необходимыми средствами, но каких гарантий он от них потребует?.. Вано хотел обойтись без вмешательства всесильного депутата, однако их попытки выбить мало-мальски приличные кредиты пока заканчивались неудачами. Занимался финансами Артём, у него был уже богатый опыт, и свой бизнес тоже имелся, и он утверждал, что без папиных денег или хотя бы без его косвенного поручительства у них ничего не выйдет. 

В глубине души Вано сознавал, что Артём прав. Как и всегда, в сущности. Они были знакомы много лет, ещё со времен физико-математической школы. Руслан остался прежним весёлым раздолбаем, Вано во все лопатки лез на вершину успеха, а Артём... Пожалуй, никто из знакомых Вано не изменился так, как Артём. После первого курса он уехал учиться в Англию, потому что был недоволен “у-бо-жест-вом российского образования”, и после окончания учёбы жил на две страны. 

Отец-депутат был давно разведён с матерью Артёма. После развода он женился по моде девяностых, супругу подыскал “трофейную” - юную длинноногую глупышку, которая родила ему двоих таких же очаровательных и неумных дочурок. Новая семья смотрелась очень мило в кругу нуворишей, каким на тот момент был отец Артёма. Но при дальнейшем продвижении по лестнице успеха эти три грации могли серьёзно скомпрометировать будущего депутата. Он вновь развёлся и женился уже окончательно, - с чувством, с толком, с расстановкой - на влиятельной и образованной женщине, у которой было четверо своих детей. Однако супруги решили завести обязательно общее потомство, и, поскольку были уже немолоды, скрепили свой союз двумя очаровательными малышами от суррогатных матерей.

Депутат стал депутатом, третью супругу свою любил и ценил с каждым годом всё больше и больше, но вот “суррогатные дети” сердце его почему-то не грели. Может, потому что росли на попечении нянюшек и почти не виделись с родителями? Вышколенные чужие малыши... 

Девчушки от второго, “трофейного”, брака, - инстаграм-красотки с длинными ногами, волосами и надутыми губищами, - доставляли отцу одни проблемы и хлопоты. Проблемы были, в основном, дорожно-транспортно-алкогольно-наркотического характера, и, хотя девицы носили фамилию матери, их похождения тревожили депутата всё больше и больше. Того гляди, вынесет этих неуправляемых гламурных кур на полной скорости на автобусную остановку, прямо в гущу мамаш с детишками - и... “А впрочем, и - что?” - успокаивал он себя, - “Кого из подобных мне счастливых родителей сняли с высокого поста? Да практически никто не пострадал. Отобьёмся!”

Однако всё чаще и чаще депутат вспоминал про своего первенца - Артёма. Они толком и не встречались много лет. Отец, конечно, помогал старшему сыну и с деньгами, и с образованием, однако большой любовью их отношения овеяны не были. Но то раньше, когда впереди была целая жизнь. А вот сейчас, когда зрелость депутата плавно перетекала в старость, ему хотелось иметь преемника, продолжателя... Да и лишний канал для вывода денег не помешает. Поскольку в Великобритании Артём - практически свой. Ну, насколько может стать там своим сын русского депутата-олигарха.

Так уж сложилась судьба богатого наследника, что самыми близкими людьми у него были Вано и Русик. Его отец жил своей жизнью и держал дистанцию, мать спилась практически в ноль, - считай, жила в психушке. Артём, которого друзья называли Тимуром или Тимкой (в более широких кругах он был известен как Тёмыч), последнее время стал общаться в довольно противной манере, но друзья ценили его за хладнокровие, могучие мозги и умение просчитывать наперёд  не только события, но и реакцию на эти события самых разных людей. А кроме того, Артём уже проявил себя в экстремальной ситуации: однажды, в подростковом возрасте, трое друзей с ещё несколькими мальчишками спалились на вполне криминальной истории. Двое из их “банды” с перепугу сразу слили своих подельников “серьёзным людям”. Руслан в ответственный момент просто потерял дар речи. Он никого бы не сдал ни в каком случае (и доказал это), но никак не мог сообразить, что нужно говорить. Их всех спас Артём. Он в считанные секунды придумал гениальный поворот криминального сюжета, и ребята не только удрали из западни живыми и здоровыми (ожоги и синяки у Руслана - не в счёт), но и крепко подставили “серьёзных людей”.

Вано много лет мучил вопрос: предал бы он друзей, если бы в тот злополучный день у “серьёзных людей” дошли руки до него - хлипкого и малорослого тогда пацана? Выдержал бы он или нет? Руслан тогда держался крепко. Пацаны-предатели сдались быстро: один - с первого же удара, второй - от одних угроз. А он, Вано, - как бы повёл себя он? Часто ему казалось, что не выдержал бы...

Он искал ответ на этот вопрос в книгах и видеоматериалах, порой теряя сон от описанных там зверств и мучений. По одной информации, заставить говорить можно любого человека. По другой - были всё-таки настоящие герои, которые не сдались. В юности Вано закалял себя, почти как Рахметов: спал на полу, распахивал настежь окна в холодную погоду, голодал по нескольку дней, участвовал в марафонских забегах и заплывах, в драках участвовал тоже. Знал про себя, что, несмотря на теперешние имиджевые заморочки, довольно терпелив и неприхотлив - выживет и в тайге, и на необитаемом острове. Но всё равно не мог ответить на вопрос: какой он человек? Как поведёт себя в экстремальной ситуации при столкновении не со стихией, а с изощрённой людской жестокостью?

Так или иначе, в глубине души Вано ставил своих друзей выше себя, и вовсе не из-за положения их отцов. Ребята уже характер проявили. А он... 

свернуть

Без заголовка

Полностью разочарована в сайте. Мужчины ищут даже не вино, а дешёвое пиво. Лень, жадность, эгоизм побеждают. 

еще

Полностью разочарована в сайте. Мужчины ищут даже не вино, а дешёвое пиво. Лень, жадность, эгоизм побеждают. 

свернуть

Не бабо?(

Предисловие.

Городок у нас не Даугавпилс масюсенький. Настолько масюсенький, что если в одном конце кто то пукнул, во втором - спасают от диареи.

Суть.

Пили втроём: я, муж, друг.

Муж возмутился в сторону друга: нафига ты так откровенничаешь с ней???Бабо же!

Тот грустно(почему то) ответил: Я её знаю 28 лет, еще

Предисловие.

Городок у нас не Даугавпилс масюсенький. Настолько масюсенький, что если в одном конце кто то пукнул, во втором - спасают от диареи.

Суть.

Пили втроём: я, муж, друг.

Муж возмутился в сторону друга: нафига ты так откровенничаешь с ней???Бабо же!

Тот грустно(почему то) ответил: Я её знаю 28 лет, ни разу, ничего, и ни где, не всплыло( даже из пятых уст) то, что я ей рассказал.

Не бабо я. Не бабо.(

свернуть

Поиск не доступен потому что вы отключили «участие анкеты в поиске». Чтобы снять ограничение необходимо

Оплата услуги совершена

Услуга будет оказана в ближайшие несколько минут.
Понятно

Произошла ошибка

Перезагрузите страницу и повторите операцию через 5 минут
Понятно